VtM Therapy Session

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » VtM Therapy Session » БУДУЩЕЕ ТВОИМИ РУКАМИ » Свет мерцающих витрин


Свет мерцающих витрин

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

СВЕТ МЕРЦАЮЩИХ ВИТРИН

https://www.itl.cat/pngfile/big/11-110027_horror-wallpaper.jpg

время и место события:
Ночной Сиэтл, 23 мая 2005 года

участники эпизода:
Лиза Дин, GM

краткое содержание:

Ещё одна невинная душа запятнана проклятьем, её жизнь похожа на кокон бабочки, но рано или поздно кокон должен покрыться трещинам и оказаться разорван, таково правило природы и те у кого недостаточно сил навсегда остаются в собственной клетке,которая впоследствии станет им могилой. И пока Боно наблюдает за коконом собственной милой бабочки, история совершает следующий свой виток...

+2

2

"Пиратская бухта" лишь один из сотен баров, расположенных по всему Сиэтлу. За баром ходит дурная слава и поэтому единственные кого можно тут встретить - это местные, стекающиеся сюда с ближайшей округи. Говорят ещё несколько лет назад тут можно было встретить три десятка рож в одну ночь, сейчас же пятнадцать человек - это уже много. Странно что бар до сих пор держится на плаву, учитывая сварливую барменшу и по совместительству владелецу данного заведения. Характер у Вероники и правда отвратительный, для неё нахамить клиенту, а потом взять его за шкирку и вышвырнуть - это как два пальца…
Вероника одна из представителей местного братства Анархов и то что она одна из сородичей - объясняет если не всё, то многое. Она знает тех, кто знает. Она бы засунула Князя и всю его свиту в чью-нибудь одну огромную задницу, и заткнула бы дыру палкой динамита. Говорят в роду у Вероники были русские. Она одна из тех бруха, кому не повезло с сиром. Вероника - анарх, которому не оставили выбора и её дико злит тот факт, что существованием своего бара, она обязана Князю. Иногда она чувствует себя заключённой с браслетом на ноге, которой нельзя покидать собственный дом.
У Вероники есть друзья, с одними она живёт вместе, другие навещают её изредка. Пока соблюдаются законы, камарильские псы не сунут сюда своего носа и будут и дальше не замечать Пиратской бухты. Кажется все стороны довольны, но тогда почему это так бесит Веронику? Лиза Дин одна из тех заблудших душ, коим не повезло также как и Веронике. Видя каждый раз девушку, Вероника сокрушается какой больной ублюдок сделал это с ней. Женщина носферату - это самое паршивое с чего может начаться нежизнь и Вероника повторяет это настолько часто, что за последние три года эта фраза даже снится Лиз.
Лиз живёт в подвале бара. Каждая ночь Лиз начинается почти одинаково, но сегодня что-то идёт иначе, не успевает ночь начаться, как девушке звонит Карл. Он говорит что заедет за ней через час и будет ждать её как обычно на их привычном месте. Гангрел также обмолвился, что её хочет видеть Боно. В назначенный час, на задний двор бара въезжает старенький микроавтобус марки Фольксваген, серого цвета. Он останавливается как раз у дверей ведущих в подвал. Водительское окошко чуть-чуть опущено, - Запрыгивай Лиз, - слышит девушка знакомый голос Карла.
- Боно не говорил зачем хочет тебя видеть? Ты же знаешь, последние ночи были небезопасны. Камарильские псы рыскают по городе, они всё ещё ищут новообращённых. Несколько наших ответили на призыв Князя и занимаются тем же на территории Баронства. Это в наших общих интересах, но люди вносят свои переменные в весь этот бардак-кавардак. Не знаю зачем тебя хочет видеть Боно, но Лиз будь осторожна, - предостерегает её гангрел, не заостряя внимание на её внешности, но тем не менее имеет в виду именно это. Лиз необычный сородич, и внешность у неё необычная для сородича анарха, не зря представители его клана так редко тусуются в городе. Машина доезжает почти до окраин города, но добрую часть пути Лиз всё таки придётся проделать самостоятельно, - Я подожду тебя здесь, надеюсь ты попадёшь к Боно и вернёшься обратно без проблем. Удачи Лиз!

+1

3

Начиналась новая ночь, новые дела. Карл не стал бы звонить просто так, явно что-то намечается... Да и по Боно она соскучилась.
Но сначала нужно было поужинать - или как там называется у вампиров первый после пробуждения приём пищи? За три года Лиза так и не догадалась спросить.
Подойдя к клетке, где копошились пойманные вчера ночью крысы, Лиза опустошила их до последней капли. Останки можно было спустить в канализацию. Только заняться этим, видимо, придётся Веронике - если Лиза примется "убирать со стола", то может и на встречу опоздать.
Вряд ли Вероника обрадуется подобной работе. Она вообще редко чему-либо радовалась, если судить по её выражению лица. И всё время повторяла Лизе, как это паршиво - быть женщиной-носферату. Как будто по собственному опыту знала, чтобы судить! Сама Лиза вовсе не считала своё новое существование паршивым, тем более что её в первые же после Становления ночи выучили охоте на крыс, позволяющей прожить, не нападая на людей - что вряд ли было бы возможно, будь её сиром представитель другого клана.
Впрочем, Вероника была в своём праве - в конце концов, хозяйкой здесь была она. А потому по возвращении Лиза намеревалась искренне перед ней извиниться за неудобства.
Одевшись, Лиза осмотрела себя в зеркало. Не хватало только пары деталей. Натянув на голову шапочку, изображающую покёмона и закрывающую лицо, если не считать прорезей для глаз, и спрятав руки под перчатками, девушка убедилась, что теперь её наряд завершён.
А вот и транспорт. Закрыв за собой ведущую в подвал дверь, девушка прошмыгнула на заднее сиденье.
- Нет, увы, Боно ничего мне не говорил, - ответила Лиза на вопрос Карла. - А зачем наши-то ищут новообращённых? Чем они нам помешали? Я думала, такое может прийти в голову только Камарилье - ловить молодых вампиров только за то, что те получили Становление не по правилам. По идее, стражи закона должны охотиться за преступниками, а не за жертвами - а преступник здесь тот, кто их обратил без их согласия.
В сердце закралась тревога. Кто из анархов мог быть настолько бесчестен, чтобы откликнуться на призыв Князя и принять участие в устроенной Камарильей бойне? И что теперь станет с несчастными вампирами, которые ещё недавно были людьми?
Карл высадил её на городской окраине. Лиза огляделась - нет ли поблизости людей? Увы, простого зрения было недостаточно, чтобы увериться наверняка, а прибегать к Дисциплине анимализма Лиза не рискнула - во-первых, на это тратятся силы, которые потом придётся восстанавливать при помощи крови, во-вторых, если сверкающие красные глаза носферату всё-таки заметит случайный человек - это будет нарушением придуманного Камарильей Маскарада.
Девушка зашагала в сторону убежища Боно, радуясь тому, что с ночи Становления ей не приходится дышать: останься она человеком, наверняка сейчас зажимала бы руками нос, чтобы не чувствовать вони, испускаемой свалкой.

Отредактировано Лиза Дин (2020-09-16 18:22:47)

+1

4

- Ты ведь не первый день одна из нас Лиз. Мы с ними далеко не друзья, но когда случаются подобные вещи - это касается нашей общей безопасности. У тебя был Боно, у меня мой сир и эта традиция стара как мир, один мастер и один ученик. Не все из новообращённых согласятся жить как ты и пить кровь крыс. А без обучения подобные личности скорее животные, чем люди. Без учителя их Зверь рано или поздно возьмёт верх и тогда ничего хорошего не случится, погибнут люди и тогда смерть будет идти по Сиэтлу семимильными шагами. Мы убиваем тех, кто уже мёртв, чтобы жертв не стало ещё больше, - отвечает Карл, обращаясь к Лиз и продолжая рулить к месту назначения.
Он издаёт смешок на последних словах Лиз. Он немало побродил по свету, прежде чем решил осесть здесь и прекрасно осведомлён как действует Шабаш. Ими можно пугать молодняк, но те кто сталкивался с ними и смог выжить, знают что Шабаш куда опаснее. Они играют в грязную игру и не чураются использовать любые методы, будь то обращение ни в чём невинных людей или посыл собственных пешек в кровавую мясорубку, но те кто стоит за всем этим - они всегда остаются в тени, наблюдая и выжидая своего часа. Они не появятся открыто, до тех пор пока точно не будут уверены в своей победе. Чего не знал Карл, так это будет ли у этой их выходки продолжение или же это очередная одноразовая акция?
Через какое-то время Карл оставляет Лиз совершенно одну. Окраины встречают старую гостью совершенно наплевательски, несколько пар глаз с грустью провожают уезжающую машину Карла. Они были бы непрочь поживится машиной, но достаточно быстро осознают что это им не светит, и вскоре они растворяются в ночи. В то время как Лиз начинается двигаться в знакомом ей направлении. На путь уходит добрых полчаса. Она углубляется туда, где редко появляются смертные, быть может именно поэтому Боно и облюбовал эти места?
В какой-то момент девушка отчётливо слышит шаги позади себя, в тот момент когда она оборачивается, она видит мужчину, по лицу которого сложно предположить его настоящий возраст, ибо лицо его близко к стариковскому, с дряблой кожей и морщинами. Он примирительно поднимает руки, - Лиз это ты? Боно предупреждал нас, что ты появишься. Можно я провожу тебя? - на этот раз мужчина делает несколько шагов в сторону Дин. Если Лиз присмотрится, она увидит на короткое мгновение огонёк в его глазах. Едва ли Боно отдавал приказ проводить девушку, но должно быть гуль надеется на угощение, то ли от самого хозяина, то ли от его ученицы.
Едва ли местный прокаженный стал бы Лиз хорошим собеседником, поэтому большую часть пути они преодолевают в молчании. Вскоре среди гор мусора показывается узкий проход. По шорохам и звукам она может заметить остальных людей из лагеря Боно, некоторые изучают её с гор мусора, но стоит Лиз задержать на ком-то взгляд, как они тут же начинают отступать в спасительную тьму. Мужчина что вызвался её сопровождать, доводит Лиз до самой палатки Боно, приподнимает старый грязный брезент, пропуская её внутрь, но сам войти не решается. В центре палатки стоит старая керосиновая лампа, отчего в самой палатке царит атмосфера полумрака. Боно сидит спиной к девушке, на старом матрасе в позе лотаса, плавно раскачиваясь взад-вперёд, но когда до его ушей доносятся звуки входящего он оборачивается, на его изуродованном лице появляется улыбка, - Это так сейчас ходят люди? Это модно Лиз? Я давно не выходил в свет, присаживайся Лиз, расскажи старику что происходит в городе.

Боно

https://i.gyazo.com/5475fca1c39c47ef17115153b8c15609.jpg

+1

5

"Чтобы жертв не стало ещё больше... ради нашей безопасности". Так ради чего были уничтожены безклановые новообращённые - ради благополучия людей или ради соблюдения Маскарада? Вряд ли Камарилья станет беспокоиться о людях, пока те не представляют для неё угрозы. Значит, всё ради Маскарада, а жизни людей - это лишь благовидный предлог, ведь старейшины Камарильи так стараются убедить себя в том, что они более человечны, чем вампиры из других сект...
Все полчаса, что ушли у девушки на пеший путь после расставания с Карлом, она размышляла о произошедшем. Карл говорил, что без наставника Зверь в новообращённых рано или поздно возьмёт верх. Это было сказано в будущем времени - значит, сейчас этого ещё не случилось. Да и вряд ли могло случиться: обычно новообращённые вампиры бывают сами до глубины души потрясены произошедшим, а необходимость пить кровь людей повергает их в ужас - хотя Голод и инстинкты всё равно берут своё, заставляя погрузить клыки в чужую шею. Но чтобы инстинкты взяли своё, нужно, чтобы новорождённый был голоден! Согласится ли он стать убийцей, если у него будет хоть какая-то пища? Хоть крысы, хоть пакеты с кровью. Да, это не так вкусно, как кровь, бегущая по жилам человека (хотя сравнивать Лизе не приходилось), но всё же новообращённые ещё слишком люди, чтобы пойти на убийство, если этого можно избежать.
Размышление прервало появление подошедшего сзади человека. Он назвал её по имени и о Боно говорил как о знакомом. Посторонний человек не мог знать их имён - любого проникшего в тайну сразу уничтожила бы Камарилья. Значит, гуль.
Лиза мысленно поёжилась: симпатии к гулям она не испытывала. Попав в зависимость от крови своего домитора, они становились ничем не лучше наркоманов: могли запросто убить своего соседа или просто прохожего ради очередной "дозы". А ведь Лиза могла стать одной из них, если бы Боно не пощадил её, после первой же порции запретив пробовать свою кровь в будущем. Этому гулю повезло меньше. Как и многим другим, которых Лиза сразу же увидела, стоило им дойти до места - грязной палатки, служившей для Боно жилищем. Скольких же Боно сделал своими рабами! Как ни была Лиза благодарна ему за спасение её жизни, такого она одобрить не могла. Боно был отнюдь не ангелом во плоти, это Лиза уже успела понять за три года. И всё же оставался в этом мире единственным, кто был Лизе по-настоящему близок.
Боно сидел на матрасе в позе лотоса, словно индиец, а палатка была освещена лишь пламенем керосиновой лампы.
Услышав его вопрос, Лиза не сразу поняла, к чему он относится, но затем стянула с головы шапочку-покёмона.
- Доброй ночи, Боно. Это мой наряд тебя так удивил? Представь себе, я и сама не подозревала, что люди изобрели такие головные уборы - пока не увидела один из них в Интернет-магазине. Нашлось по запросу "головной убор, закрывающий лицо". Забавная штучка, и от ненужных взглядов защищает, не вызывая подозрений.
С улыбкой Лиза устроилась на матрасе рядом с Боно, всё ещё вертя в руках шапочку.
- А в городе сейчас мало чего хорошего происходит, - улыбка сошла с её лица. - Кто-то дал Становление множеству людей без их согласия, и теперь Камарилья их уничтожает, призвав на помощь анархов. Карл, который привёз меня сюда, сказал, что иначе нельзя: без наставничества сира в этих новообращённых победят вампирские инстинкты, и те начнут убивать направо и налево. Но мне всё это не нравится. Разве нельзя было напоить этих новообращённых кровью из пакетов, чтобы унять Голод? Разве нельзя было назначить им наставников? Сколько в Камарилье вампиров, не имеющих собственных птенцов? Ну вот и распределили бы новообращённых между ними. Указом сверху. Против воли Князя члены Камарильи не пошли бы. А новообращённым сказать: да, из вас пытались сделать убийц, но мы поможем вам сохранить человечность, для этого вам следует только слушаться наставников, которых мы вам дадим - тогда вы не станете чудовищами. Вряд ли кто-нибудь, недавно бывший человеком, отказался бы от такого предложения - если, конечно, ещё до Становления не был убийцей-маньяком. Ну, или я ничего не понимаю в людях.
Последнюю фразу Лиза произнесла с горькой усмешкой: уж наверняка она, ещё три года назад бывшая человеком сама, разбирается в людях получше старейшин Камарильи, которые, наверное, и забыли уже, что это такое!
- Но ты ведь зачем-то позвал меня, Боно. Зачем? Что случилось?

Отредактировано Лиза Дин (2020-09-18 14:52:36)

+1

6

Боно какое-то время смотрит на своё дитя, в памяти проносятся обрывки воспоминаний. Люди каждый день умирают, всех не спасти, но почему-то он задержался у её тела. Вернул в её тело жизнь, дал ей будущее, можно сказать создал её заново. Боно было приятно осознавать, что благодаря его знаниям и мудрости - эта девушка стала лучшей копией себя. Однако время шло, годы летели незаметно. Изменилась не только Лиз, но и его положение в обществе сородичей. Теперь он жил здесь, в грязи, среди бездомных. Однако он не терял веры и знал что его время ещё придёт. И вот Лиз здесь - это многое значит для их обоих.
- Ты же знаешь Лиз что всё это мне чуждо, для того я и даровал тебе Становление, чтобы ты была моими глазами и ушами… в этой как её… электронной паутине. Мода в нынешние времена какая-то вычурная и чуждая мне, но если это помогает тебе передвигаться по городу, всё что я могу - это надеяться на твоё благоразумие, - Боно поглаживает собственные руки, размышляя о всём, что он собирается сказать своему птенцу. Лиз всегда была слишком светлой для этого мира и он держал её в неведении, пока это было возможно, но сейчас им всем угрожает Шабаш и если за ним придёт не Камарилья, так эти выродки, что не чтут не традиций, не их законов. Настало время для Лиз повзрослеть, начать нести ответственность не только за свои слова, но и за свои поступки.
- Боюсь всё сложнее, чем тебе кажется Дитя. Князь или его люди могут утверждать что они знают точное количество вампиров в городе, но едва ли это будет правдой… Я слишком долгое время изучал всех их, и правда куда более горькая на вкус. Они бояться… и я тоже боюсь Лиз. Не все готовы отпустить жизнь во второй раз, и я в том числе. Нас не так много, но обращенных в эти ночи было ещё больше. До меня доходили слухи, что обращённые взбудоражили и поставили на уши несколько городских парков. Сейчас кровавая охота объявленная Князем подходит к концу, но мне кажется что это только начало кровопролития, - Боно берёт правую руку Лиз в свои, и начинает гладить её ладонь, почти с отеческой заботой.
- Я хочу посвятить тебя в тайну, как отец свою дочь. Ты уже знаешь что происходит в городе. Знаешь на что идут сородичи из башни, чтобы сохранить свой секрет в тайне. Я же хочу чтобы ты помогла мне сохранить мой секрет. Ибо правда в том, что я взял на себя смелость сохранить жизнь одного из новообращенных. В этом мне помог один славный сородич, который как и ты посчитал что жизнь невинного человека стоит того, чтобы рискнуть. Увы, у меня было не так много времени, чтобы установить с ним связь. Он далеко не такой, как ты была в его годы. Я надеюсь что твои слова о том как правильно, будут подкреплены ещё и поступками. Тебе можно доверить заботу о сородиче нашей крови?

+1

7

Это в наши-то времена мода вычурная? А как насчёт тех причёсок, что в восемнадцатом веке носили знатные дамы? Накануне бала им приходилось спать сидя, чтобы не испортить произведение искусства у себя на голове! И что насчёт тех шлейфов, которые за дамой всегда носила служанка? Впрочем, Боно был мужчиной, а потому ему не приходилось страдать от моды прошлых веков - возможно, поэтому современная одежда и кажется ему вычурной.
Впрочем, спорить с Боно Лиза не стала. Людям всегда кажется, что во времена их молодости трава была зеленее - так почему с Сородичами должно быть иначе?
А причины для плохого настроения у Боно имелись. По его словам выходило, что новообращённых Сородичей в городе гораздо больше, чем анархов и членов Камарильи. И Боно был по-настоящему испуган. Лиза не знала в точности, сколько ему лет, но Боно всегда называл себя стариком. Выходит, даже за его сверхъестественно долгую жизнь он не видел ничего подобного дому, что происходит сейчас.
Боно начал гладить её руку, и Лиза крепко обняла его.
- Если тебе угрожает опасность - я защищу тебя любой ценой, - выговорила она. - Если бы не ты - меня сейчас не было бы на свете. Ты единственный отец, что у меня есть, потому что человек, который чуть не продал меня в рабство, не имеет права называться моим отцом.
Но неужели, неужели ничего нельзя сделать после того, что сотворил Шабаш?
Боно словно ответил на её мысли, заставив Лизу ахнуть. Будучи формально членом Камарильи, он не пошёл на поводу у Князя, не пошёл на поводу и у тех анархов, что присоединились к устроенной Камарильей кровавой бойне. Он спас новообращённого Сородича, вместо того чтобы его уничтожить! И в этом ему помог другой Сородич, чьё имя Боно предпочёл не называть.
- Разумеется, - серьёзно сказала Лиза. - Я возьму новообращённого под свою ответственность. Но где нам с ним придётся жить? И кто будет считаться его сиром? Ведь Сородичей, не имеющих сира, Камарилья отнюдь не жалует. Я могла бы выдать его за собственного птенца - но этому никто не поверит, ведь я носферату, а он, как я понимаю, нет. Слушай... ведь каитиффами становятся Сородичи, от которых при обращении отказались собственные сиры? И поэтому они не перенимают клановых черт? А что если придумать такую легенду: нового Сородича обратила я, он от этого пришёл в ярость, мы стали ссориться и в гневе я от него отказалась. Спустя несколько ночей меня замучила совесть, я разыскала своё непослушное дитя, мне удалось с ним помириться и взять под своё покровительство. Но та мистическая связь, что соединяет сира и его птенца, была уже разорвана, поэтому черты носферату у моего создания так и не проявились. Как тебе? Или ты хочешь предложить что-то другое?
Честно говоря, Лиза с удовольствием разыграла бы перед Камарильей придуманный ей спектакль, но в интересах дела стоит действовать так, как скажет Боно - который знает мир Сородичей гораздо лучше, чем она.

+1

8

Боно продолжает молча гладить руку Лиз. Он внимательно слушает девушку, сдерживая добродушную улыбку на своём лице. Это мило, когда твоё собственное дитя готово защитить тебя ценой собственной жизни, но Боно никогда не врал себе - он обратил Лиз совсем для иных целей, и сейчас она была не столько его карающей рукой, сколько глазами и ушами. Он держал её подальше от войны и интриг, чтобы у неё было время освоиться. Принять новую себя, свою природу и… стать ответственнее. Боно явно к чему-то готовил Лиз, однако избегал прямых ответов и объяснений, желая убедиться что Лиз станет его достойным представителем в Сиэтле.
- Мы будем играть в прятки, я не хочу ни с кем драться, милая моя Лиз. До того как я стал таким, я был телеведущим, вёл новости, общался с людьми. Насилие - это последнее дело. Они могут хотеть убить меня, но всё чего хочу я - это правды. Ты ведь понимаешь меня, да Лиз? - он сильнее сжимает её руку в своих, ему хотелось бы вздохнуть, но увы сородичи лишены радости дыхания и от того приходится довольствоваться интимным моментом близости, когда за беседой сира и его птенца никто не подглядывает, а они могут быть откровенны друг с другом. У Боно лишь на мгновение в голове проносится мысль о родном отце Лиз, быть может нужно было найти его и убить, но как и сказал вампир - это ниже его достоинства.
- Я же сказал Лиз, сородич нашей крови, - Боно всё же позволяет себе тёплую улыбку, - Ты ведь всегда была умной девушкой, к тому же у тебя ведь там целая база всякого жилья, что-нибудь да найдётся. Но! Ты должна понимать, что о нём не желательно знать другим, тем более членам Камарильи. Он должен держать язык за зубами, должен слушаться тебя так, как ты слушалась меня. И помни Лиз, он крайне нестабилен, утрата привычного облика далась ему куда болезненнее чем можно себе представить, - с этими словами Боно поднялся на ноги, сделал жест чтобы Лиз поднялась тоже, оттащил в сторону свой матрас и всякое различное тряпьё. В земле появилась крышка люка, которую Боно с лёгкостью открыл. После чего его рука исчезла где-то внутри и через мгновение пространство внутри залило тусклым приятным светом, - Он в торпоре. Его судьба в твоих руках. Я подожду вас тут, посторожу люк. Как поймёшь что можно выходить, постучи в крышку люка три длинных и два коротких.

+1

9

Телеведущий? Вот это новость! Так значит, в своей человеческой жизни Боно привык к свету камер, привык быть на виду у всех? А теперь вынужден прятаться от людей? Тогда наверняка превращение в носферату стало для него страшнейшим ударом, куда более страшным, чем для самой Лизы.
Почему-то Лиза всегда была уверена, что Боно получил Становление давным-давно - а оказывается, что его человеческая жизнь пришлась на двадцатый век. Он был старше Лизы не более чем на несколько десятков лет. Но тогда почему он так любит называть себя стариком? Объяснение было только одно: Становление ему даровали уже в пожилом возрасте. Возможно, уже после завершения его телекарьеры.
А может быть, Лиза даже смотрела когда-то программы с участием Боно? Или хотя бы слышала о нём от мамы? Девушка внимательно вгляделась в лицо Боно, пытаясь увидеть за нынешним обличьем носферату прежние человеческие черты...
Но сейчас нужно было думать не об этом.
Итак, новорождённый вампир, которого предстояло обучать Лизе, оказался таким же носферату. Да, конечно, Лиза обратила внимание на фразу "сородич нашей крови", но подумала, что речь идёт о крови вампиров вообще - потому как сир этого сородича принадлежал к Шабашу, носферату же издавна входили в состав Камарильи. Были, конечно, и исключения наподобие самой Лизы, но Шабаш - это уж слишком.
Боно же тем временем убрал все вещи, закрывавшие потайной люк. По его словам, новорождённый сородич находился внизу и был крайне нестабилен. Что же, оставалось надеяться, что он не набросится на Лизу сразу же после выхода из торпора.
Лиза вновь натянула на голову шапочку-покёмона. Пусть новообращённый увидит, что быть носферату - это не так страшно, всегда можно найти какую-нибудь хитрость, чтобы не походить на чудовище.
Спустившись через люк по лестнице, Лиза оказалась в старом трейлере, где раньше ей бывать не приходилось. Взгляд её упал на диванчик, где располагался новообращённый - с колом в сердце.
Лиза пригляделась к нему. Наверное, в человеческой жизни он был невысокого роста и полноватым. И обладал широкими скулами. Если, конечно, превращение не изменило рост, фигуру и строение черепа.
Кожа её будущего воспитанника напоминала кожу жабы. Отвращения у Лизы это не вызвало - лягушек и жаб она не боялась никогда, свободно брала их в руки.
Очень осторожно она взялась за кол, потянула на себя. Вытащила из сердца новорождённого.
- Здравствуйте, - сказала она с улыбкой. - Меня зовут Лиза Дин, можно просто Лиза. Я здесь, чтобы помочь вам. Я знаю, через что вам пришлось пройти - я пережила то же самое. Поэтому не стесняйтесь обращаться за помощью - я сделаю всё, что смогу. Как вас зовут? Вы можете рассказать о себе?

+1


Вы здесь » VtM Therapy Session » БУДУЩЕЕ ТВОИМИ РУКАМИ » Свет мерцающих витрин